Много

Рефератов

Иностранные добровольцы армии Франко в гражданской войне в Испании (на примере ирландской бригады)

Курсовая Работа На Тему Безработица , План Диплома Пример















Иностранные добровольцы армии Франко в гражданской войне в Испании (на примере ирландской бригады)


А.О. Наумов


Гражданская война в Испании (1936-1939) является одним из самых драматических международных событий второй половины 30-х гг. XX в. В отечественной и зарубежной литературе неплохо изучена история испанского конфликта, существует ряд серьезных работ, освещающих международный резонанс событий на Пиренейском полуострове [1]. То же касается и проблемы иностранного вмешательства в испанский конфликт. О роли советских специалистов и интернациональных бригад в борьбе с националистической армией написано немало трудов; в меньшей степени это касается вопроса военной интервенции Италии, Германии и Португалии на стороне генерала Франко [2]. Однако в отечественной историографии гражданской войны в Испании все еще существует значительное «белое пятно».

Речь идет об иностранных добровольцах, воевавших на стороне мятежников-националистов (франкистов) против Испанской республики. Всего в армии генерала Франсиско Франко сражались полторы тысячи волонтеров из самых разных европейских стран. Это были люди различного социального происхождения, однако общим было стремление сокрушить «красную» Испанскую республику, не дав коммунизму распространиться по Западной Европе.

Участие добровольцев на стороне франкистов являлось составной частью важного тренда, во многом определявшего динамику европейской политики во второй половине 1930-х гг. и сыгравшего большую роль в кризисе межвоенного порядка, а именно антикоммунизм и антисоветизм политической элиты и общества стран Западной Европы. В этом плане гражданской войне в Испании принадлежит особая роль. Ее начало летом 1936 г. произвело эффект разорвавшейся бомбы в накаленной до предела идейно-политической атмосфере вступившей в полосу кризиса Версальской системы, а острейшая интернационализация привела в действие многие опасные механизмы, внесшие свою лепту в начало Второй мировой войны.

На стороне националистов воевали группы французских и румынских фашистов, члены эмигрантского РОВСа, но наиболее многочисленная группа добровольцев прибыла из Ирландии. Солидный пласт литературы мемуарного характера, оставленной ирландскими добровольцами по следам событий, вкупе с документальными свидетельствами того времени позволяют нам с наибольшей полнотой проанализировать участие ирландцев в гражданской войне в Испании, что и является целью данной статьи.

Ирландцы составили отдельный батальон - т. н. Ирландскую бригаду («XV бандеру») численностью примерно в 700 человек в рядах испанского Иностранного легиона. Возглавил Ирландскую бригаду весьма колоритный персонаж межвоенного периода - герой войны за независимость Ирландии генерал Оуэн (Эойн) ОДаффи.

Вплоть до 1933 г. ОДаффи занимал важный пост комиссара полиции Ирландского свободного государства. За это время генерал, разделявший фашистские идеи и ориентировавшийся наполитический опыт Б. Муссолини, организовал ряд фашистских и полуфашистских организаций - «Ассоциация боевых товарищей», «Национальная гвардия», «Лига молодежи», наконец, «Голубые (синие) рубашки». Ввиду тяжелого внутреннего положения молодой страны, экономической и таможенной войны с Великобританией эти организации имели определенный успех в политической жизни Ирландии. В момент наивысшего подъема «Голубые рубашки» насчитывали до 50 тысяч членов, а себя ОДаффи именовал не иначе, как «третий человек в Европе» - после Муссолини и Гитлера, разумеется. При этом надо заметить, что по своим масштабам и реальным возможностям претворить программу в жизнь «Голубые рубашки» уступали континентальному фашизму; их социальный диапазон был куда более узким ввиду отсутствия массовой опоры в лице основной части мелкой буржуазии и других промежуточных слоев.

С середины 1933 г. ирландские фашисты начали массовые выступления по всей стране. В 1934 г. ОДаффи уже планировал осуществить «марш на Дублин» (по аналогии с «маршем на Рим» Муссолини) и захватить власть в Ирландском свободном государстве, однако потерпел полный провал. Вчерашние соратники ОДаффи поспешили отмежеваться от «одержимого» ирландского «фюрера. Перессорившись со своими сторонниками, генерал остался во главе радикального, достаточно маргинализированного и расколотого движения «Голубые рубашки», которое в 1935 г. трансформировалось в фашистскую Национальную корпоративную партию (НКП).

Потерпев поражение во внутрипартийной и политической борьбе в Ирландии в целом, ОДаффи переключил внимание на международную арену. В декабре 1934 г. он принял участие в спонсированной германскими нацистами конференции «Международное действие национализмов», а на следующий год возглавил секретариат созданного по инициативе Муссолини Фашистского интернационала. Характерно, что единственный всплеск активности НКП в самой Ирландии был связан с начавшейся итало-абиссинской войной. ОДаффи обрушился с яростной критикой на ирландское правительство, которое поддерживало введенные против Италии санкции Лиги Наций. В сентябре 1935 г. генерал заявил, что несколько «голубых рубашек» уже отправились добровольцами на эту войну, причем «не за Италию или против Эфиопии, а за принципы корпоративной системы», а партийный бюллетень НКП и вовсе утверждал, что сотни ирландских добровольцев сражаются в Восточной Африке [3]. Разумеется, это не соответствовало действительности.

На протяжении 1935 г. - первой половины 1936 г. продолжался дальнейший упадок партии ОДаффи. Число сторонников НКП таяло, а сама партия существовала в основном на итальянские субсидии. Однако совершенно неожиданно судьба предоставила 46-летнему ОДаффи шанс вернуться на политический небосклон ирландской политики. 17 июля 1936 г. в Испании произошел мятеж против правительства Народного фронта, и буквально сразу же страна погрузилась в хаос жестокой и кровопролитной гражданской войны.

Начало войны в Испании вызвало мощный отклик на берегах «Зеленого острова». Сообщения о «красных зверствах» всколыхнули ирландскую общественную жизнь. ОДаффи увидел возможность вернуть былое влияние в ирландской политике, выставив себя в качестве лидера международного фашистского движения, эдакого «крестоносца» в борьбе с мировым большевизмом (хотя в правительстве Народного фронта не было ни одного коммуниста).

Первоначальный импульс для участия ирландцев в войне исходил от самих франкистов. В начале августа, когда положение мятежников было крайне тяжелым, представитель карлистов (одной из право-монархических партий, поддерживавших националистов) в Лондоне граф Р. де Ареллано написал ирландскому архиепископу кардиналу Макрори письмо, в котором просил о военной помощи. В ответ кардинал выразил горячую поддержку делу восставших и рекомендовал ОДаффи. Вскоре состоялась встреча между ирландским генералом и испанским аристократом, на которой последний предложил ОДаффи заняться набором добровольцев для участия в войне вместе с карлистскими войсками на севере Испании: «Ирландия, - заявил де Ареллано, - имеет возможность показать пример всему христианскому миру» [4]. ОДаффи согласился. Финансовую поддержку взяло на себя посольство фашистской Италии в Дублине [5].

августа ОДаффи со страниц «Айриш Ин- депендент» красочно живописал ужасы республиканского террора в Испании и провозгласил начало «крестового похода против красных» [6]. По словам самого генерала, это вызвало «сотни откликов как в самой Ирландии, так и в Англии и других странах» [7]. После соответствующей «пиар-кампании» в прессе 15 августа НКП распахнула двери своих офисов для вербовки волонтеров, которые в условиях антикоммунистической пропаганды властей и экономического кризиса стали достаточно популярным местом для многих отчаявшихся найти лучшую долю граждан Ирландии. По данным ирландской прессы, к концу августа количество желающих участвовать в «Ирландском крестовом походе против коммунизма» составляло 7 тысяч человек [8].

Почему же призыв стремительно скатывавшегося к роли «политического лузера» ОДаффи оказался столь востребованным? В первую очередь, свою роль сыграл религиозный фактор. В патриархальной Ирландии, где церковь имела огромное значение, стремление защитить католическую веру от «красных безбожников» было чрезвычайно велико. И здесь ОДаффи мог получить политические дивиденды. Еще в ноябре 1934 г. в выступлении перед своими сторонниками он говорил: «Нашей (НКП. - А.Н.) главной задачей всегда должно быть стремление донести до людей понимание великой судьбы Ирландии как христианского государства, вселить в подрастающее поколение тот дух, который несли и все еще несут ирландские миссионеры во все концы света» [9].

Простые ирландцы достаточно четко осознавали давние исторические связи между «католическими сестрами» - Испанией и Ирландией. Не стоит забывать, что на протяжении XVI- XVIII вв. наемники с берегов «Изумрудного острова» - т. н. дикие гуси - тысячами служили в войсках тех или иных католических государей, особенно испанских, в ходе многочисленных вооруженных конфликтов в Европе; более двадцати тысяч из них навсегда осели на Пиренейском полуострове.

Широко в Ирландии были распространенны и антикоммунистические, антибольшевистские настроения. И именно НКП ОДаффи, даже несмотря на свою малочисленность, была самой антикоммунистической партией в стране. «Свою миссию, - пишет ирландский историк вопроса Р. Стрэдлинг, - ОДаффи видел ясно и просто - крестовый поход против коммунизма» [10].

Наконец, в ряды добровольцев влились и обычные авантюристы, бежавшие от экономической депрессии, безработицы, невозможности служить в армии, да и просто желавшие повидать мир.

В сентябре 1936 г., когда ситуация в Испании уже значительно изменилась и мятежники не находились более на грани разгрома, ОДаффи отправился в Лондон на переговоры с представителями армии мятежников. 20 сентября он был уже на испанской территории, контролируемой националистами. Высокопоставленные официальные лица националистической Испании оказывали всевозможные почести ирландскому генералу, а сам он заранее был назначен Генеральным инспектором Ирландской бригады. ОДаффи успел встретиться с видными генералами мятежников М. Кабанельясом и Э. Молой. 23 сентября Франко, который помимо прочего с помощью ирландцев намеревался укрепить свое влияния в среде карлистов, дал окончательное добро на участие волонтеров из Свободного государства в испанской войне. Накануне возвращения в Дублин ОДаффи выступил по местному радио, сообщив от имени ирландцев всего мира, что «Ирландия сделает все возможное, чтобы помочь своему историческому другу и союзнику» [11].

Было решено, что ирландцы сформируют ряд батальонов - «бандер» в составе Испанского иностранного легиона под командованием полковника (вскоре произведенного в генералы) Х. Ягуэ. Характерно, что первоначально ирландцы должны были служить в рядах военного крыла карлистов - рекете, однако на тот момент Франко в полной мере не контролировал это политическое движение и предпочел, не ссорясь с карлистами и позволив ОДаффи участвовать в войне, направить ирландцев под командование подконтрольного ему Иностранного легиона.

Вернувшись на Британские острова, ОДаффи немедленно встретился с представителем националистов Х. де ла Сиервой, который обещал организовать для ирландцев первоклассный транспорт в Испанию на тысячу человек. Отвечать за операцию должен был лично родной брат каудильо Николас Франко. По прибытии в испанский Виго Ирландскую бригаду должны были встречать иерархи католической церкви. Далее на специальном поезде ирландцы должны были въехать в столицу националистической Испании - город Бургос [12].

Пожелавших присоединиться к ОДаффи оказалось немало. Несмотря на то, что в августе Ирландия подписала соглашение о невмешательстве в испанские дела, ОДаффи практически беспрепятственно агитировал соотечественников. В начале октября 1936 г. первая группа была готова к отправке в Испанию. Транспортировка ирландцев была назначена на 16 октября, однако в последний момент посланник от Франко сообщил об отмене операции. Каудильо и его покровители среди британского истеблишмента посчитали, что подобный демарш вызовет возмущение общественного мнения в западных странах, ухудшит имидж мятежников и осложнит отношения официального Лондона с франкистами.

ОДаффи был опустошен. Генерал немедленно направился в Саламанку, где впервые встретился с Франко. Каудильо объяснил срыв операции происками Москвы в Международном комитете по невмешательству. Заверив, что «после Испании, в его сердце находится Ирландия» [13], Франко пригласил ОДаффи побыть «гостем нации», предоставив ему шикарные условия проживания и передвижения. Генерала даже подвезли к Мадриду, так что он мог видеть невооруженным глазом испанскую столицу. После этих мероприятий ОДаффи вернулся в Саламанку, где он, Франко и де ла Сиерва разработали новый план по переброске ирландских добровольцев в Испанию.

Стараясь не привлекать особого внимания - ирландцы грубо нарушали соглашение о невмешательстве, подписанное почти всеми европейскими странами, две сотни бойцов ОДаффи несколькими небольшими группами через Португалию прибыли в Испанию. Спустя некоторое время, в середине декабря 1936 г., еще несколько сот человек из ирландского Гэлуэя десантировались с германского транспортника «Урун- ди» на галисийском побережье Испании. Остальные, многие из которых специально были одеты в голубые рубашки, во главе с самим ОДаффи были доставлены из Ливерпуля в Лиссабон, а затем поездом в Испанию. (Поездка ирландцев с берегов «Туманного Альбиона» в Испанию сопровождалась постоянными скандалами. Так, в порту Лиссабона, вместо того чтобы пройти регистрацию и сойти на берег, несколько пьяных ирландцев прыгнули прямо в воду, добрались вплавь до берега и устроили драку с местной полицией [14].)

Тем временем 16 февраля 1937 г. лондонским Комитетом по невмешательству было достигнуто соглашение о том, что набор добровольцев в странах-участницах соглашения должен быть запрещен с 20 февраля 1937 г. Это значительно осложнило дальнейшую отправку добровольцев из Ирландии, которые, однако, проникали в Испанию еще в течение месяца.

Всего Ирландская бригада насчитывала 670 человек [15]. В основном добровольцы прибыли из юго-западных сельских районов Ирландии, наиболее пострадавших от экономического кризиса. Они происходили из разных социальных слоев, занимались различными родами деятельности и далеко не все входили в состав НКП, чего нельзя сказать об офицерском составе, почти поголовно разделявшим фашистские взгляды ОДаффи. Подавляющим большинством рядовых добровольцев двигали скорее религиозные (воинствующий католицизм) и антикоммунистические мотивы, нежели фашистские убеждения. «Война за веру» - таков был основной девиз добровольцев [16].

Отдельно следует упомянуть о боевых характеристиках ирландских бойцов - факторе, который позже приобретет важнейшее значение. Только треть добровольцев имели определенный боевой опыт. Часть из них отслужили в ирландской армии, кто-то участвовал в Войне за независимость или гражданской войне в Ирландии. По-настоящему опытных и подготовленных солдат в Бригаде насчитывалось не более пятидесяти человек, включая ветеранов британской армии, военно-морского флота США, французского и испанского Иностранных легионов. Так или иначе полноценной и боеспособной единицей Ирландская бригада (бойцов в которой едва набралось на один армейский батальон) так и не стала, да и не могла стать. Более того, все до единого добровольцы были лишь пешками в политической игре их генерала: с помощью легкой и короткой прогулки по Испании, как ему поначалу казалось, ОДаффи надеялся вернуть себе и своей партии былое влияние в ирландской политике.

Как и было оговорено ранее, ирландские волонтеры были включены в Испанский иностранный легион под номером 15 («XV бандера») и разделены на четыре отряда «А», «В», «С» и «D». Офицерский состав и даже полевую кухню составили исключительно ирландцы, и только адъютанты и переводчики были испанцами (преимущественно с британскими корнями; был и один индус, служивший в рядах фалангистов). Срок действия соглашения о найме в националистическую армию составлял шесть месяцев или до конца войны. В качестве обмундирования ирландцы получили находившуюся в распоряжении националистов светло-зеленую форму германских войск времен Первой мировой войны; а жалованье им было назначено такое же, как и элитным частям Иностранного легиона.

В канун празднования нового 1937 г. Ирландская бригада прибыла в испанский Касерес, в весьма комфортабельных бараках которого оставалась вплоть до февраля. Лишь по воскресеньям ОДаффи выводил своих подчиненных в город на торжественные парады. За это время ирландцев успел посетить верховный главнокомандующий Франко и глава Иностранного легиона Ягуэ. Несмотря на визиты «высоких гостей», в ходе пребывания в Касересе моральный дух Ирландской бригады неуклонно снижался. На то были свои причины: бойцам не понравилась выданная им форма; не устраивал распорядок испанского дня, в первую очередь, сиеста; досаждал местный климат; они не могли привыкнуть к местной пище, а дешевое испанское вино постоянно играло с ними злую шутку. Но больше всего ирландцы страдали от отсутствия почты с берегов «Зеленого острова» [17].

Планы ОДаффи по транспортировке новых добровольцев из Ирландии также потерпели крах. Когда в январе 1937 г. очередная партия в 600 волонтеров была готова к отправке в Испанию, Франко заблокировал этот процесс. К этому времени каудильо взял под жесткий контроль карлистское движение, которое серьезно ослабло ввиду потерь на фронтах, и не видел более надобности в подобных заигрываниях со строптивыми подчиненными. В итоге больше ни одна партия ирландских добровольцев так и не добралась до Пиренейского полуострова, и ОДаффи был вынужден довольствоваться недоукомплектованной «бандерой» в 700 человек.

Тем временем поступил долгожданный приказ. Ирландской бригаде было приказано выдвинуться на Харамский фронт к городу Сьемпо- суэлос, в 15 километрах севернее Мадрида. 16 февраля 1937 г., размахивая национальными флагами и атрибутикой подразделения - оранжевым ирландским волкодавом на изумрудно-зеленом фоне, ирландцы промаршировали через весь Касерес к железнодорожной станции.

Практически сразу же у Ирландской бригады начались неприятности. Вместо ожидаемых пяти часов переезда ирландцы были в пути более суток, так как (как заявили франкисты) машинист состава оказался республиканским шпионом, намеревавшимся взорвать поезд. Когда же состав прибыл к месту назначения, выяснилось, что ирландцев никто не встречает; в каком направлении следует двигаться дальше, было абсолютно неясно. Испанские переводчики сумели разыскать дорогу, но, когда ирландцы прибыли к месту назначения, они немедленно получили приказ занять позиции на передовой. Оценив обстановку, ОДаффи немедленно отправился в На- валкарнеро к командующему этим отрезком фронта генералу Л. Оргазу с требованием отменить приказ о наступлении. Можно только представить, что испанский генерал подумал по поводу боевых перспектив Ирландской бригады, но ОДаффи удалось убедить его. Указав на чрезвычайную усталость своих подчиненных, ирландский «фюрер» добился переноса приказа на следующий день.

Первое же боевое столкновение Ирландской бригады с противником оказалось плачевным. Двигаясь по направлению к своим позициям, ирландцы неожиданно увидели неизвестный отряд; после спешных консультаций с испанскими адъютантами было решено, что перед ними свои. Один из командиров Бригады капитан Д. ОСалливан (занимавший высокий пост в НКП), переводчик и два ирландских офицера выдвинулись вперед. Испанский переводчик поприветствовал незнакомцев и представил Ирландскую бригаду как часть Иностранного легиона; ОСалливан также вступил в разговор и произнес несколько фраз на ломаном испанском. В тот же момент стоявший напротив офицер сделал шаг назад и выстрелил в переводчика легионеров; ирландцы моментально открыли ответный огонь по врагу. В результате завязавшегося боя Ирландская бригада потеряла четыре человека (по другим данным - пять), а противник - тринадцать (по подсчетам самих ирландцев, враг потерял гораздо больше - вплоть до половины отряда). Однако радость от победы была недолгой. Убитые оказались фалангистами с Канарских островов, прибывшие, как и ирландцы, на харамский участок фронта совсем недавно и принявшие англоговорящих ирландцев в необычной форме за бойцов интернациональных бригад, воевавших на стороне Республики. Более того, ирландцы уничтожили практически все начальство этого подразделения [18].

Тем не менее никакого наказания ирландская «бандера» не понесла. Напротив, Франко выразил «глубокие соболезнования» по поводу гибели ее бойцов, хотя среди националистов поползли слухи о виновности ирландцев, начавших стрельбу под воздействием алкоголя. ОДаффи перевез тела погибших в Касерес, где были устроены пышные и торжественные похороны («самые грандиозные похороны, которые когда-либо проходили в этом городе» [19]). К этому времени Бригада, наконец, достигла Сьемпосуэло- са, бывшего еще недавно ареной ожесточенных боев.

Здесь ирландцы сменили испанские и марокканские отряды. В обязанность им были поставлены рытье траншей и уборка тел вокруг города. В это время на харамском фронте наблюдалось определенное затишье, и лишь иногда республиканские снайперы да непогода досаждали волонтерам. Многие ирландцы простудились, других разбил ревматизм. Командир Бригады П. Далтон получил сильнейший удар ишиаса и был отправлен на лечение в Лондон, а на его место ОДаффи, который, в отличие от своих бойцов, все это время находился в уцелевшей гостинице Сьемпо- суэлоса [20], назначил убежденного фашиста ОСалливана (что вызвало недовольство у части солдат и офицеров).

В самом подразделении обстановка неуклонно накалялась. Рядовые ирландцы стали жаловаться и задаваться вопросом, «зачем они оказались в таком Богом забытом месте» [21]. Начали портиться отношения ирландцев с испанцами. Осложнял положение и тот факт, что всего в нескольких сотнях метрах за линией фронта стояли республиканские интернациональные бригады, укомплектованные англичанами и ирландцами. Неудивительно, что легионеры находились под постоянным давлением пропаганды соотечественников, воевавших на стороне Испанской республики. «Фрэнк Райан (лидер ирландцев-интер- бригадовцев), - вспоминал впоследствии очевидец, - призывал в громкоговоритель: «Ирландцы, уезжайте домой! Ваши отцы перевернулись бы в своих гробах, узнав, что вы пришли сражаться за империализм. Истинная Республиканская армия находится здесь (в рядах интернациональных бригад. - А.H.), здесь находятся настоящие мужчины Ирландии» [22].

марта 1937 г. Ирландская бригада получила приказ занять деревню Титулсиа. Это было первое настоящее испытание реальным боем. Однако когда ирландцы под проливным дождем начали выдвижение в сторону противника, они попали под шквальный пулеметный и артиллерийский огонь. Первые ряды дрогнули, затем всех охватила паника, и ирландцы, так и не достигнув республиканских позиций, «побежали словно зайцы» назад [23]. С наступлением темноты, потеряв четырех (по другим данным - двух) человек убитыми, Бригада вернулась в Сьемпосуэлос.

На следующий день ирландской «бандере» было вновь поручено то же задание. Однако деморализованные ирландцы отказались исполнять приказ. ОДаффи, посчитав, что атака имеет мало шансов на успех, распорядился бойцам оставаться на своих местах, а сам отправился в ставку националистического командования. Через неделю на встрече ОДаффи с Франко в Навалкарнеро разъяренный каудильо все же согласился более не посылать Ирландскую бригаду в атаку. «XV бандера» была отведена с линии фронта и переброшена в местечко Ла Мараноса со строго оборонительными задачами. Здесь ирландцы были расквартированы вместе с отрядами рекете - военного крыла карлистов, которые, собственно, и пригласили в Испанию ОДаффи.

К этому времени развал Ирландской бригады был очевиден. Недовольство условиями жизни в Испании среди рядовых бойцов достигло апогея. Непривычная пища, трудности с получением корреспонденции с родины, отсутствие чая и виски, а также другие проблемы неуклонно снижали моральный дух ирландской «бандеры». «Я нашел ирландцев несчастными, жалующимися на изоляцию, удушающую монотонность окопной войны, языковой барьер, трудности с получением писем... Но что угнетало их больше всего - это суровый испанский ландшафт, погибшие лошади и сожженные деревни», - так описывал моральное состояние ирландцев корреспондент «Айриш пресс», посетивший Бригаду весной 1935 г. [24] Все более напряженными становились отношения между ирландскими и испанскими офицерами.

Но, пожалуй, ключевой причиной дезинтеграции «XV бандеры» стало противостояние внутри командования подразделения, в первую очередь, между «мозговым центром» Бригады Т. Ганнингом (в свое время занимавшим пост генерального секретаря НКП) и самим ирландским «фюрером» ОДаффи, который все реже оказывался рядом со своими бойцами, большую часть времени предпочитая проводить в комфортабельных гостиницах франкистской Испании.

В целом ответственность за столь плачевное состояние Бригады действительно лежит на их вожаке. Дело в том, что в 1936-1937 гг. ОДаффи уже мало напоминал себя самого времен Войны за независимость и гражданской войны в Ирландии. Лидерские качества, организаторские способности и здоровый авантюризм генерала уступили место апатии и безынициативности, чему в немалой степени способствовали нараставшие проблемы с алкоголем. (Интересно, что еще в 1933 г. итальянские официальные лица отмечали, что ОДаффи «часто говорит под воздействием виски» [25].) Вместо того чтобы сражаться на поле боя вместе со своими солдатами, генерал предпочитал «планировать» операции, проводить время в барах гостиниц и давать интервью журналистам.

К этому времени - к весне 1937 г. - Ирландская бригада и ее лидер вызывали все меньшее доверие и в официальном Бургосе. В руководстве националистов желали поскорее избавиться от ирландской обузы. 24 марта 1937 г. глава Иностранного легиона генерал Ягуэ (с которым ОДаффи к этому времени успел рассориться) прибыл в расположение «XV бандеры». Настоящий солдат, истинный боевой генерал, прошедший с Иностранным легионом наиболее тяжелые и жестокие моменты гражданской войны, Ягуэ был шокирован увиденным в лагере ирландцев. Мало того, что «бандера» бежала с поля боя, а ее командование отказалось выполнять приказ вышестоящего начальства, сама обстановка в подразделении была вызывающей: в Ирландской бригаде царил полный хаос, вплоть до того, что на посту стояли пьяные солдаты. В отчете Ягуэ указал, что «XV бандера» является настолько небоеспособной, что любой участок фронта, на которое она будет отправлена, ни в коем случае нельзя считать безопасным. Глава Иностранного легиона предложил немедленно расформировать «бандеру», а бойцов распределить по другим отрядам. Когда же буквально через несколько дней один из командиров Ирландской бригады заявил, что ирландцы желают вернуться домой для того, чтобы затем. сражаться на стороне Испанской республики, Ягуэ (до которого и раньше доходили подобные пораженческие высказывания) приказал арестовать смутьяна, а бригаду - разоружить [26].

апреля 1937 г. ОДаффи написал письмо Франко. «С сожалением приходится констатировать, что Ваше превосходительство более не доверяет батальону, - заключал ирландский «фюрер», - и я боюсь, что мы не можем более здесь оставаться, если только не заручимся Вашим полным доверием. Я не имею другого выхода, кроме как просить Ваше превосходительство отдать приказ о транспортировке батальона домой. Это будет унылое путешествие, но так должно быть. Мы покидаем Испанию с чувством боли и горечи» [27]. При этом ОДаффи просил оставить его в должности атташе при правительстве националистов и позволить выказавшим желание продолжать сражаться ирландским бойцам. Франко отказал ОДаффи в первой просьбе, но разрешил небольшой группе ирландцев остаться в Испании.

апреля Франко лично проинспектировал состав «XV бандеры», после чего отправил ОДаффи крайне критическое послание, в котором среди прочих проблем Бригады назвал «недостаток профессиональных офицеров» и «фактическое отсутствие вклада ирландцев в общее дело победы» [28].

В течение конца апреля - начале мая 1937 г. все еще остававшиеся испанские доброжелатели ОДаффи предприняли ряд попыток примирения ирландцев с националистическим командованием. Однако все они были обречены на провал. Не помогло даже вмешательство архиепископа Гибралтара. Ирландцы требовали новую униформу, замены испанских переводчиков, переброску на северный фронт под командование симпатизировавшего карлистам генерала Э. Молы и т. д. Националисты в ответ настаивали на резком усилении дисциплины в Бригаде и смене командования, однако ОДаффи отказался идти на компромисс. В своей последней беседе с ирландским генералом Франко, окончательно разочаровавшийся в ОДаффи, заявил, что ирландцы «должны либо делать свое дело, либо покинуть Испанию». Ягуэ был еще более категоричен. На предложение о посредничестве в урегулировании конфликта со стороны герцогини Тетуанской глава Иностранного легиона ответил буквально следующее: «В Испанию прибыли наихудшие из возможных ирландцев, и было бы счастливым избавлением посадить их на самолеты и отправить к красным» [29].

Провал «крестового похода» ОДаффи против «мирового коммунизма» был очевиден. Дабы избежать международного конфуза, был найден весьма незатейливый ход. ОДаффи объявил об окончании 6-месячного срока контракта с Иностранным легионом, что позволило вывести добровольцев, не потеряв лицо. Правда, в последней просьбе - выступить по националистическому радио с пропагандистской речью - ирландскому генералу было отказано. «XV бандера» вернулась в Касерес и почти единогласно проголосовала за возвращение домой. 17 июня 1937 г., спустя два месяца после того, как бригада была отозвана с фронта и разоружена, ирландцы сели на поезд в Лиссабон, откуда отплыли на пароходе «Мозамбик» в Ирландию; а уже 21 июня почти 650 солдат ОДаффи прошли маршем по улицам Дублина. Ирландцы потеряли в Испании не более десяти человек, и лишь немногие остались воевать «за веру своих отцов» (6 из них - долечиваться в госпиталях). В 1938 г. в Иностранном легионе насчитывалось всего пять бойцов ирландской национальности [30].

Несмотря на позорное фиаско пиренейской авантюры, по возвращении на родину ОДаффи попытался представить свой испанский вояж в выгодном для себя свете. Поначалу это ему удавалось, однако вскоре в Ирландии стали всплывать все новые неприглядные подробности пребывания «XV бандеры» на полях сражений гражданской войны в Испании. Так, уже в день прибытия «Мозамбика» при сходе ирландцев с трапа корабля часть бойцов во главе с конфликтовавшими с ОДаффи офицерами отправилась в противоположном основному направлении. Вскоре представители «внутренней оппозиции» в бывшей Ирландской бригаде поведали журналистам и про то, что «бандера» была политически мотивирована, и как ирландские солдаты и офицеры отказывались сражаться, и что единственное реальное боевое столкновение Ирландской бригады с противником произошло с солдатами армии Франко, наконец, при каких обстоятельствах ирландцы были вынуждены покинуть Испанию [31].

Крах испанского похода Ирландской бригады не замедлил сказаться на карьере ОДаффи. Можно сказать, что неудавшийся «крестовый поход» против «красного зверя» в Испании в значительной степени отразился лично на некогда влиятельном политическом деятеле. Даже те, кто с энтузиазмом провожал генерала на Пиренейский полуостров, теперь игнорировали и третировали его. Подорвавший здоровье ОДаффи уже не пытался возродить Национальную корпоративную партию, окончательно превратившись в политического маргинала. Его место заняли более молодые и инициативные лидеры. Правда, когда в ноябре 1944 г. генерал Эойн ОДаффи скончался, ирландский премьер-министр де Валера все же распорядился устроить генералу государственные похороны.

Франко же, в отличие от ОДаффи, сделал гораздо более успешную политическую карьеру, победил в гражданской войне, не дал втянуть страну во Вторую мировую войну и остался верховным правителем Испании вплоть до 1975 г.!

И хотя ирландские добровольцы уже после критических летних месяцев 1936 г. стали для твердо вставшего на ноги каудильо ненужной обузой, их участие имело далеко идущие последствия. Добровольческое движение на стороне националистов являлось ярким свидетельством «международной солидарности» в борьбе с «красной угрозой». Это вполне устраивало испанского диктатора и его фашистских покровителей в Риме и Берлине. Весь мир видел, что их «крестовый поход» против «мирового коммунизма» находит отклик в разных уголках Европы. Акцентируя внимание на таких добровольцах, Франко старался отвести удар критики от той многократно более мощной поддержки, которую ему оказывали Германия и Италия.

Большое значение имело участие добровольцев и в информационно-пропагандистской войне в Европе, победу в которой праздновали Италия и, особенно, Германия (этот опыт, кстати, оказался очень востребованным рейхом в ходе Второй мировой войны). Одним из важнейших последствий гражданской войны в Испании стал тот факт, что водораздел сил в Испании и Европе в целом накануне Второй мировой войны по линии «фашизм-демократия» опасно сдвинулся в русло противостояния «фашизм-коммунизм», что в конечном итоге обеспечило военное поражение Испанской республики и дипломатический коллапс западных демократий, резко приблизив начало Второй мировой войны.

И роль иностранных добровольцев в националистической армии в этом процессе не стоит недооценивать.

иностранный доброволец война испания


Примечания


1. Война и революция в Испании. 1936- 1939. М., 1968; Сориа Ж. Война и революция в Испании. Т. 1-2. М., 1987; Малай В.В. Международные аспекты Гражданской войны в Испании 1936-1939 гг.: дис. ... д-ра ист. н. М., 2004;

2. Thomas H. The Spanish Civil War. 3-d ed. Cambridge, 1977; Alpert M. A New International History of the Spanish Civil War. L., 1998; The International Context of the Spanish Civil War / ed.

3. Солидарность народов с Испанской республикой. 1936-1939. М., 1972; Рыбалкин Ю. Советская военная помощь республиканской Испании (1936-1939). М., 2000;

4. Coverdale J.F. Italian Intervention in the Spanish Civil War. New Jersey, 1975; Ries K., Ring H. The Legion Condor: a History of the Luftwaffe in the Spanish Civil War, 1936-1939. West Chester, 1992.

5.McGarry F. Irish Politics and the Spanish Civil War. Cork, 1999. P. 23.

6.Stradling R. The Irish and the Spanish Civil War, 1936-39: crusades in conflict. Manchester; N.Y., 1999. P. 8.